в начало |  люди |  сайты |  помощь  

Блог » АнтиАмериканская мечта (фантастический мегабукмикс)

Александр Рулёв, 13-Фев-2011 00:46, 4048/0

Глава третья

Как раз напротив окна на стене висел плакат с белокурой красоткой – мисс ВКС позапрошлого года. С ног до головы обвешанная амуницией и с лазерной винтовкой М2К в руках она, тем не менее, была почти голой. Словом получался будоражащий самые древние инстинкты коктейль. Внизу красовалась жирная надпись:


Снами бог, космос наш, смерть чужим!

Саша сидел в кресле, закинув ноги на тумбочку. Комната вибрировала сотрясаемая низкочастотным ритмом, доносившимся из колонок, словно шум из окон сталепрокатного цеха. Так Воронин убивал часы бездействия, прослушивая электронную музыку конца двадцатого века. Точнее сказать, это была даже не музыка, а некая вакханалия звуков, проезжающая по сознанию тяжелым бульдозером. Не каждый мог стерпеть такое, и уж тем более не каждый мог под эту музыку расслабляться.

К месту службы Воронин приехал на пару часов раньше окончания отпуска и сейчас бездельничал. Устав ВКС был сосредоточием парадоксов и в некоторых аспектах доходил в своей педантичности до абсурда. А в других был настолько либерален, что порой казалось армейские базы — это хорошо замаскированные Содом и Гоморра. В данный момент Саша стал жертвой параграфа 12-8 пункт 4-а. Командование своим подразделением он мог принять только в срок (с точностью до минуты) или по личному указанию вышестоящего начальства.

Дверь в комнату резко открылась. Саша потянулся за пультом и убавил звук. Так бесцеремонно входить мог только лейтенант Ревену — смуглый испанец, с вечно улыбающейся физиономией. Он ввалился в комнату и радостно приветствовал Сашу.

— Привет, Алекс! Ну как дела?

— Привет-привет, — Воронин улыбнулся вошедшему приятелю.


Они пожали другу друг руки. Ривену взял стул и сел напротив Саши. Лион был славным парнем. Только вот иногда любил проехаться по «неправильным музыкальным пристрастиям» Воронина. Например, как сейчас.

— Ты опять слушаешь этот бред. Техно — это же древность. К тому же это так бьет по мозгам, — Лион поморщился. — Все, что не соответствует биоритмам, я вообще не слушаю. И тебе не советую.

Больше всего на свете Воронин не любил, когда его начинали «учить», как ему отдыхать. Ему по глаза и по уши хватало Устава ВКС, а тут еще Лион со своими нравоучениями.

— Видел я вашу биопопсу, заешь где… Лучше тогда классику

слушать! Лион загоготал.

— Да ладно, расслабься, я же пошутил, — вдоволь нахохотавшись, произнес испанец.

Так уж сложилось, что на две трети персонал любой базы ВКС состоял из представителей страны, на чьей территории располагалась база. Оставшаяся треть состояла из представителей остальных наций, входивших в Конфедерацию. Это было в духе политики интернационализации, которую проповедовало мировое правительство. Персонал баз все время менялся. Вначале новобранец ВКС попадал на одну из баз на территории своей страны или ближайшей к ней. После двух лет подготовки его перебрасывали во внеземные колонии, где он проходил службу, пока медицинская комиссия не отправляла его обратно на Землю. Для каждого это был свой срок. Кто-то выдерживал месяц, кто-то год. Воронин продержался пять с половиной лет, прежде чем комиссия отправила его обратно восстанавливать силы и заодно заниматься обучением новобранцев. Уже второй год он находился на Земле. Видимо, через несколько месяцев его переведут на другую базу, где-нибудь в Африке. Ревену яркий тому пример. Он тоже в течение полутора лет сидел на базе под Мадридом, пока его не перевели в Россию. Но втайне и Саша и Лион надеялись, что следующее назначение будет обратно на передний край обороны. Хотя работы хватало и здесь…

Неожиданно в комнате послышался сигнал тревоги. Световое табло над дверью заморгало красным цветом.

— Внимание всему персоналу базы! Боевая тревога! Уровень ноль! — как гром среди ясного дня раздался голос дежурного офицера.

«Уровень ноль» мог означать только одно — высадку чужих на поверхность Земли.

— Договорим позже!

Лейтенант стремглав вылетел из комнаты, чуть не высадив на ходу дверь.

— Погоди!

Воронин хотел последовать его примеру, но остановился на полпути к выходу. Официально он был еще в отпуске и не мог принимать участие в операции без приказания техкома базы.

— Вот черт! — Воронин в нерешительности замер посредине комнаты. — Что же делать?

Он не мог отсиживаться в казарме в то время, как его товарищи будут драться с пришельцами.

После недолгих колебаний он связался с техкомом базы. На мониторе появилось напряженное лицо полковника Стрельникова. С.аша набрал побольше воздуха в грудь, чтобы на одном дыхании высказать свою просьбу, но техком опередил его.

— Капитан Воронин, уже прибыл? Ну и отлично. Принимай командование. Все, — Стрельников кивнул Саше и прервал связь.

Двадцать минут спустя Воронин смотрел в иллюминатор десантного аэрокара, летевшего над Финским заливом, тщетно пытаясь разглядеть внизу хоть что-нибудь. Покрытый льдом залив превращался в темную бездну. Небо с каждой минутой становилось все чернее, как это обычно бывает в декабре, когда наступают самые долгие ночи в году.

Саша отвернулся от иллюминатора и заметил, что сидевший напротив Лион неодобрительно смотрит на него.

— Я все понял, лейтенант. Можешь ничего не говорить… отпуск завершен. Пора заняться делом, — Саша опустил забрало шлема и переключился на командную сеть. Перед глазами забегали строки текстовой информации, планы местности и пояснения стратегов.

— Корабль чужих прорвался сквозь внешнюю оборону и приземлился в нашем секторе. Диаметр корабля около сорока-тридцати метров. Значит, пришельцев немного, в худшем случае несколько десятков. Место приземления — Санкт-Петербург, район Шувалово, корпуса ВНИИВПа. Корабль пока не обнаружен…


Появилось изображение района, транслируемое со спутника. Яркими точками выделялись горящие здания. Среди сумрака улиц то и дело мелькали зеленые импульсы плазменных винтовок чужаков. Изредка пробегали человеческие фигуры. На мгновение Саше показалось, что он видит пришельца. Кажется, это был рептилоид. Зловещая фигура прошмыгнула через открытое пространство и исчезла в роще. Заснеженные сосны мешали обзору, и он потерял пришельца из виду.

По правде говоря, Саша недопонимал, зачем чужие совершают дерзкие вылазки в густонаселенные районы Земли, которые обычно заканчивались безрезультатно. Логика пришельцев вообще малопонятна. Все восемнадцать лет войны они действовали, словно стая разбойников: наносили внезапный удар и тут же исчезали в неизвестном направлении. Но раз уж они высадились, не смотреть же, как инопланетяне расхаживают по улицам и убивают мирных граждан. В конце концов, это их работа — защищать людей.

Власти города блокировали район. Внизу моргали сирены милицейских машин. По улицам ехали бронетранспортеры внутренних войск. Главное, что бы никто из этих парней не сунулся внутрь. По-тому что только пехота ВКС способна противостоять чужим. Плохо вооруженная милиция и внутренние войска могли только окружить район, чтобы избежать лишних жертв.

Затем на изображении карты появились красные стрелки, указывающие план действий мобильной пехоты и курсантов. Их группу, состоящую из четырех ударных отрядов, как всегда посылали в самое пекло, в то время как курсанты должны блокировать район более плотным кольцом, впереди позиций милиции и внутренних войск. Отряду Воронина предстояло провести зачистку центра рай-она, где находилась научная лаборатория ВНИИВПа и два общежития.

Вот и высадка. Аэрокар завис над заснеженной дорогой неподалеку от центра. На обочине догорал перевернутый на бок «моск-вич». Рядом лежали два трупа.

— Пошли! — крикнул Саша, вставая с места. — Замочим всех инопланетных уродов!

— Так точно, замочим! — почти хором ответили солдаты. Открылся люк, и первый боец спрыгнул на землю. За ним последовали остальные.

Спрыгнув на снег, солдаты разбегались в разные стороны от аэрокара и занимали оборонительные позиции. Через несколько секунд аэрокар был пуст. Саша выпрыгнул последним. Пилот поднял машину вверх и полетел назад. Приземлившись, Саша огляделся по сторонам. Каждое дерево, каждая кочка или прогалина таила в себе опасность. Но страх остался в прошлом, в той эпохе, когда еще не было ай-ди. Поэтому даже необстрелянный юнец не спасует и будет действовать адекватно ситуации.

— Внимание всем! — Саша на секунду затаил дыхание. — Действуем согласно плану, продвигаемся к зданиям… Бегом! — пригибаясь к земле, он ринулся к деревьям.

Под прикрытием лесополосы они приближались к двум студенческим общежитиям. Воронин шел во главе группы.

— Отряд «С», у вас объект. Даем координаты, — послышалось в наушниках.


Отрядом «С» командовал Юра Смирнов, однокурсник Воронина. Хотя, слово «командовал» не совсем соответствовало истине. На самом деле приказы отдавали координаторы, сидевшие за центральным командным пультом или где-нибудь в надежном укрытии недалеко от места боя. Воронин имел все шансы стать одним из них. Но по ряду причин отказался от карьеры стратега. В первую очередь из-за обостренного чувства ответственности за каждого отдельного подчиненного, которое не сильно развито у «стратегов». Но именно это позволяло им принимать чрезвычайно сложные решения за минимальное количество времени. Воронин так не мог. Он думал о том, что будет с каждым из его людей. Именно поэтому он здесь, среди них, а не там, в теплом местечке. Хотя, нет. Это предубеждение. Теплых мест не бывает. Им тоже не сладко. Попробуй-ка выдержи такое нервное напряжение! Именно поэтому пик координаторской карьеры приходился на возраст от двадцати двух и до тридцати. После чего ребята выходили в тираж, теснимые молодежью, с которой они уже не могли соревноваться в скорости реакции. Ну а что касается опыта, то он отлично компенсировался гипнокурсом училища, так что двадцатидвухлетний выпускник принимал решения ничем не хуже сорокалетнего аса. Куда важнее была скорость принятия решения — основной показатель работы Оперативно-Стратегической Службы, служившей своего рода нервной системой ВКС. Сигнал от периферии до Главного Штаба и обратно доходил за считанные минуты, благодаря чему вооруженные силы конфедерации действовали как единый отлаженный механизм, максимально быстро реагируя на изменения как тактической, так и стратегической ситуации.

Командная сеть заполнилась переговорами.

— Попытайтесь взять его живым!

— Отряд «С». Обходите объект с юга!


— Рядовые Келли и Ромашов, не отклоняйтесь вправо, вас мо-гут засечь…

Координаторы пользовались исключительным правом отдавать приказы, и могли это делать, минуя командиров групп, общаясь на-прямую с солдатами.

— Черт, тут люди!

— Они в зоне видимости чужака! Нужно кончать с ним!

— Ликвидация! — прозвучал приговор координатора.


Между тем отряд Воронина осторожно приблизился к домам. Чердак ближайшего общежития горел, и пламя освещало все подходы к дому. Поэтому пришлось остановиться под прикрытием деревьев.

— «Омега 0», прошу полного сканирования здания, — запросил Воронин.

— Пытаемся. Очень плохие условия. Пожар мешает, — ответил один из стратегов.


— Понял. Ждем.

Чтобы не терять времени впустую, Саша решил разделить отряд и действовать одновременно в двух направлениях.

— Лион, бери свое отделение, и попытайся пройти вдоль забора ко второму зданию.

Лейтенант утвердительно буркнул, и его бойцы стали удаляться от основного отряда. Словно тени, солдаты бесшумно побежали ко второму общежитию.

— Ну что там, «Омега 0»?

— Второй дом — две цели, тот, что пред вами, неизвестно, мешает пожар. Вокруг домов пусто. Сканирование лабораторий еще не завершено.

Вторым зданием займется Ривену. Саше досталось самое сложное — горящая общага. Кроме того, оставались еще лаборатории, располагавшиеся севернее общежитий. Но чтобы добраться до них, нужно пересечь пустырь и спортивную площадку.

— Капитан Воронин, важная информация, — это вновь ожил командный пульт. — Из гражданской Сети получены данные ай-ди работника ВНИИВПа. Он находится в здании лаборатории в бессознательном состоянии. Возможно, тяжело ранен. Срочно пошлите людей для спасения.

— Ясно. Как там со сканированием?

— В лабораториях пусто. Но информация неполная. Так что будьте осторожны.

— Со мной пойдет четверо. Остальные присоединятся к третьему отделению, — Саша выбрал спутников и направился в сторону спортивной площадки, где в темноте скрывались едва заметные контуры лабораторий.

Пустырь и спортивную площадку они преодолели без приключений и благополучно добрались до лабораторий. Это был комплекс из двух пятиэтажных зданий, соединенных переходами.

— Где раненный? — спросил Воронин. — Предположительно, он в левом корпусе на третьем этаже, — ответил стратег.


На карте появились объемные координаты помещения, в котором находился человек. Это было достаточно далеко, если учесть, что нужно преодолеть несколько лестниц и переходов в темноте, где за каждым углом мог прятаться пришелец. Саша и четверо бойцов остановились около железного забора, отделявшего лаборатории от пустыря.

— Идем напрямик, — решил он и перепрыгнул через забор.

Воронин и сержант Лыков шли впереди, двое прикрывали с флангов, один с тыла. Внутри царил кавардак: мебель была опрокинута, на полу валялись вещи, бумаги и научные приборы. По мере продвижения они наткнулись на четыре трупа с характерными ожогами на теле, оставленными плазменной винтовкой. Пока им везло. Комнату за комнатой, этаж за этажом — они все ближе подходили к раненому. Наконец осталось пройти всего лишь один узкий коридор.

— Воронин, у вас объект. В соседнем корпусе. Отдаляется от вас. Попробуйте взять живым, — неожиданно приказал координатор.

Саша находился к раненому ближе всего. К тому же группа стояла в узком коридоре. Так что на лишние маневры не было времени.

— Лыков со мной, остальные за чужим! — решил Воронин, с явным сожалением. Ребята, конечно, знают свою работу, но лучше бы он пошел с ними. Однако на другой чаше весов была жизнь гражданского, такая же ценная, как и жизнь его солдат.

— Скорее вытащим этого раненого и за чужаком! — сержант Лыков выскочил из коридора в большую комнату.

— Нет!!!… — успел выкрикнуть он, прежде чем яркая вспышка озарила дверной проем, и солдат рухнул на пол.

— Воронин, там пришелец! — как с небес, послышался голос стратега. — В правом дальнем углу.


Отработанным движением капитан переключил М2К в режим ракетницы. Как только координаты цели, переданные из командной сети, зафиксировались, он нажал на спусковой крючок. Ракета с хлопком вылетела из винтовки и взорвалась за углом.

— Нет, он успел уйти в соседнюю комнату, — предупредил координатор.

Стратеги гребанные! Вот что значит неполное сканирование!…

Только сейчас Воронин ощутил короткий приступ неприятной

дрожи во всем теле. Но айдишник быстро подавил гормоны стресса, и приступ прекратился. Воронин перевел винтовку в лучевой режим и выскочил из коридора, застыв посредине комнаты. Чужак и впрямь успел смыться.

— Он стоит с другой стороны стены напротив тебя. Возможно, ты его зацепил.

Саша попятился назад. Если стена окажется не достаточно толстой, плазма сможет прожечь ее насквозь.

— Почему не сообщили о нем сразу? — беззвучно произнес он, старательно шевеля губами, чтобы терминал правильно воспринял его слова.

— Не доставало данных. Пришельца заметили только, когда его увидел сержант…


Саша глянул на солдата, который недвижимо лежал на полу. В левом боку бронежилета зияла громадная черная дыра. Бедняга умер мгновенно. Плазменная винтовка не дает никаких шансов выжить. Даже попадание в руку или ногу приводит к мгновенной смерти.

Сенсор засек слабое движение в том месте, на которое указал координатор. Пришелец прятался в углу соседней комнаты и почему-то не предпринимал никаких действий. Может быть, управляемая ракета все-таки успела зацепить его.

Неожиданно в голове Воронина родился дерзкий план. Саша вновь переключил М2К на ракетницу, повернул винтовку в сторону улицы и выстрелил. Помещение, где окопался чужак, простреливалось через окна насквозь, поэтому ракета, описав круг, влетела в окно соседнего зала как раз напротив пришельца…

Послышался глухой хлопок. Затем смертельно раненый пришелец самоуничтожился, сгорев словно спичечная головка. Чужаки всегда так поступали, чтобы не оставлять людям никаких трофеев. Ошибка, допущенная много лет назад обошлась им слишком дорого, — люди заполучили схему гипердвигателя. С тех пор они стали гораздо осмотрительнее.

— Объект ликвидирован, — обрадовал его координатор.

Только после этого Саша осторожно заглянул в дверной проем. Первым на глаза попался почерневший от пожара угол, в котором окончил свои дни инопланетный уродец. От пришельца осталась только жалкая кучка пепла. Совершено случайно его взгляд остановился на вещи, лежавшей посреди комнаты. Вначале он решил, что это какой-то прибор из арсенала институтских лабораторий. Однако для научного оборудования вещь имела довольно странную форму.

Капитан побоялся подойти ближе, опасаясь ловушки, оставленной чужаком. Вместо этого он попытался разглядеть находку на расстоянии. Все сомнения развеялись, когда он увидел увеличенное изображение. Это было оружие! Скорее всего, чужак выронил его еще до своей смерти. Вероятно, именно поэтому он не напал на Воронина.

— «Омега Ноль», — вижу артефакт.

— Секундочку… Да, мы получили изображение. Отлично. Не подходите к находке, — там могут быть ловушки. Продолжайте задание, необходимо спасти человека. А этим займутся позже.

— Понял.

Капитан отшвырнул обломки мебели и направился в следующее


помещение в поисках раненого.

Ага, вот и он.

Сканер засек сердцебиение. Человек лежал под большим металлическим стеллажом. Воронин повесил винтовку за спину и, наклонившись, осторожно приподнял стеллаж…

Пострадавший был в сознании. Мужчина средних лет, в костюме. Он лежал на полу, заваленный конторскими папками и старыми бумажными книгами. Увидев Воронина, он нелепо чертыхнулся, словно ожидая удара.

— Успокойтесь, я не пришелец, а всего лишь капитан ВКС…


© 2015 Система "Реальные люди"
Рейтинг@Mail.ru
Наверх ↑