в начало |  люди |  сайты |  помощь  

Блог » АнтиАмериканская мечта (фантастический мегабукмикс)

Александр Рулёв, 13-Фев-2011 00:45, 4114/0

Глава четвертая

В Шувалово Антон приехал еще позже, чем намечал. Подвел метрополитен. Вернее та девушка, что бросилась под поезд где-то на станции «Невский проспект». И из-за этого движение остановилось на целых сорок минут. Кощунственно винить бедняжку в том, что он опоздал на сорок минут. Но если уж она собралась свести счеты с жизнью, то могла бы сделать это без вреда другим людям. Хотя, конечно, вряд ли такое возможно. В любом случае она бы нанесла тяжелый удар своим близким. Как ни крути, любая смерть сама по себе вредна. Но смерть ли только? Может, и жизнь тоже наносит кому-то вред? Например его, Антона Введенского, жизнь кому-нибудь приносит нестерпимые страдания. И тут его посетила наиглупейшая мысль: мы — земляне, наносим вред чужакам тем, что живем. Поэтому они хотят нас сжить со свету…

В лабораторию он приехал где-то в начале четвертого. Введенский не стал ни с кем разговаривать, и сразу же пошел в архив, чтобы с головой окунуться в работу, отвлекавшую от тревожных мыс-лей о будущем.

На сей раз работа давалась с трудом. Начальник лаборатории был человеком рассеянным и настолько все запутал, что переслал Антону по почте некую адскую смесь из отчетов разных лет. Поэтому пришлось приехать самому и разбираться на месте. Секунды монотонной работы сливались в минуты, а минуты в часы. Казалось, что Антон уже целую вечность ковыряется в дурацких лабораторных отчетах. Огромный металлический стеллаж, заполненный папками и старыми бумажными книгами, словно небоскреб, нависал над ним, готовый в любую минуту завалить его макулатурой с головы до ног. Он ненавидел и этот стеллаж, и бесполезные бумажки внутри его. Между тем за окном уже потемнело, рабочий день подходил к концу. Сотрудники разбредались по домам. В лаборатории остался только Введенский и какая-то девица — лаборантка, которая закрывала помещение. Она несколько раз заглядывала в архив и осведомлялась, когда же он закончит. Введенский сказал, что никогда…

Вначале Антон решил, что от переутомления у него начались галлюцинации. Неожиданно раздался сильный грохот, под ногами завибрировал пол, стены задрожали. Оконное стекло пошло трещинами и разбилось, засыпав комнату маленькими острыми осколка-ми. В комнату ворвался морозный воздух, и в довершение всего погасло внутреннее освещение.

— Бог ты мой! — Введенский привстал, выглядывая в разбитое окно, как вдруг здание содрогнулось, словно при землетрясении. Сильный толчок опрокинул Антона на пол. Последним, что он увидел, были падающие на него десятки папок и темная громада накренившегося стеллажа. Он и в самом деле с головой окунулся в работу…

…неясный промежуток времени существовала лишь пустота. Потом он очнулся. Вокруг было темно. Что-то большое и тяжелое лежало на нем и давило на грудь. В голове пульсировала тупая боль. Так прошли несколько минут, пока не подействовало обезболивающее, впрыснутое имплантантом, и Антон почувствовал заметное облегчение.

Введенский собрался с мыслями.

Очевидно, на меня рухнул стеллаж, а стол спас жизнь, приняв основной удар на себя.

Антон пошарил правой рукой, обнаружив деревянные обломки, перемешанные с папками и книгами. Он попробовал поднять стеллаж, ухватившись за перекладину. Но смог лишь чуть-чуть приподнять его. На какой-то миг грудь освободилась от тяжкого груза, и дышать стало легче. Но потом руки не выдержали груза, и проклятая железка вновь придавила Антона. Ему показалось, что стеллаж опустился еще ниже. Поэтому он прекратил всякие попытки поднять его. Оставалось лишь дожидаться помощи.

Но когда придет эта помощь? И будет ли она вообще?

Антон терялся в догадках, пытаясь понять, что же произошло.

Уйди Антон несколькими минутами раньше, не лежал бы сейчас под стеллажом. А впрочем, как знать. Может быть, он жив только благодаря тому, что остался внутри помещения. Что же там, черт возьми, случилось? Землетрясение, что ли? Или пришельцы все-таки решились разбомбить нас окончательно?!

Холод подступал к нему со всех сторон. Хотелось спать. Конечности стали неметь.

Темнота обострила слух. Прислушиваться к звукам — пожалуй, это единственное что он мог делать. С улицы доносились разрывы, иногда чьи-то далекие крики, но периодически все другие звуки заглушал гул пролетавшего самолета. Там идет бой, понял Антон. Значит, на нас опять напали зеленые ящерицы с тарелочек. Пока их не заставят убраться, помощи ждать нечего. Если конечно меня не прикончат раньше.

Внезапно он услышал шум и чей-то истошный вопль: «Нет!». Потом с небольшим промежутком раздались два взрыва, затем что-то загорелось. Вскоре он почувствовал, что кто-то приближается к нему. Еще мгновение, и стеллаж стал подниматься. Антон посмотрел наверх и увидел, что над ним нависает громадное и ужасное существо, словно сошедшее с экрана фильма ужасов.

— Пришелец! — испуганно подумал Введенский и попытался откатиться в сторону, но проклятая макулатура помешала ему.

— Успокойтесь, я не чужой, а всего лишь капитан ВКС… — сказало темное существо и перестало быть таким уж громадным и ужасным, превратившись в обыкновенного солдата в броне и шлеме.


Стеллаж с легкостью пушинки отлетел в сторону. И капитан подал Антону руку.

— Вы можете встать? — спросил он.

— Да… конечно, — Антон ухватился за руку капитана и почти взлетел на ноги.

— Вы не ранены?

— Кажется, нет. Но это штука чуть не убила меня, — Антон покосился на стеллаж. — Обождите, — сказал капитан и связался с командованием, — «Омега Ноль», человек обнаружен. Высылайте спасателей. А затем вновь обратился к Антону: — Идите со мной. Мы должны дождаться помощи, — капитан показал направление и вдруг замер.

Антон не видел его лицо, скрытое шлемом, но ему показалось, что офицер к чему-то прислушивается. Издалека донесся шум реактивных двигателей.

— У нас осложнение!… Я должен уйти!… Помощь уже на подходе! Никуда не уходите из комнаты и ждите их!… Вас заберут! И главное, ничего не трогайте! Здесь могут быть ловушки чужих! — пытаясь перекричать грохот аэрокара, объяснил капитан и скрылся в противоположном направлении через пролом в стене архива.


Введенский остался один. Единственное, что приходило на ум — действовать, как сказал капитан. Однако поступая так, он рисковал окончательно заледенеть. Необходимо во чтобы то ни стало вернуться в лаборантскую и забрать свое пальто, решил Введенский.

Антон перелез через обломки мебели и вышел в коридор. Дойдя до лаборантской, он ошеломленно замер. Прямо у входа лежал солдат. Глаза уже настолько привыкли к темноте, что Антон смог различать на теле солдата сквозную дырку, прожженную плазмой.

Вот почему капитан запретил выходить из комнаты! Видимо, этот парень несколько минут назад закричал: «Нет!».

Сквозь разбитые окна дул ветер, несший пушистые хлопья сне-га. Антон почувствовал, что ему становится все холоднее.

Надо одеться, иначе я заболею.

Введенский открыл стенной шкаф и на ощупь нашел там свое

пальто.

— Что же дальше? Капитан говорил о какой-то помощи? — Он посмотрел в окно, но не увидел ничего кроме темноты и контуров соседнего корпуса. Аэрокар пронесся над зданием и пропал. Только теперь Антон услышал, что сквозь стихающий шум реактивных двигателей отчетливо пробивалась телефонная трель. По привычке он схватился за левое запястье, но не нащупал там часов. Терминал остался в архиве, погребенный под стеллажом. Антон всегда снимал его с руки, когда занимался канцелярской работой. Между тем трель не прекращалась. Он опустился на колени и стал искать завалявшийся на полу терминал. Звук привел Антона к окну, под которым он обнаружил записную книжку. Наверно, его выронила та лаборантка.

Введенский раскрыл половинки терминала и увидел, что с маленького монитора на него смотрела незнакомая девушка. Наверное, она сейчас думала, что ошиблась номером.

— Пожалуйста, не отключайтесь, мне нужна помощь! — умоляюще попросил Антон.

Лицо девушки было спокойным. Она и не собиралась отключаться.

— Успокойтесь, Антон Петрович. Я звоню именно вам, чтобы

помочь. Введенского ошеломили ее слова.

— Откуда вы узнали мое имя?!

— Это не имеет значения. Слушайте и не перебивайте меня. Вы должны немедленно покинуть это здание. Но прежде вы зайдете в соседнее помещение и возьмете там один предмет… что же вы си-дите? Быстрее Антон Петрович!

Введенский решительно ничего не понимал. Нападение чужаков, разбитые лаборатории, убитый солдат — уже слишком много для одного дня. А неожиданный звонок странной незнакомки и вовсе сбил его с толку. Но все же Антон встал с колен и выполнил ее просьбу.

— Подойдите к центру комнаты. Посмотрите под ноги. Он опустил взгляд и онемел. На полу рядом с перевернутым столом лежала плазменная винтовка чужих! Остановись, это же ловушка! Она сейчас взорвется! — подумал Антон, вспомнив слова капитана.

Но руки сами потянулись к винтовке и подхватили ее. Винтовка оказалась не такой уж тяжелой: килограмма четыре — не больше.

— Постарайтесь положить ее во что-нибудь и не медля убирайтесь из здания! — продолжала девушка.


Он хотел сказать «нет», но не сумел побороть искушение. Подобный шанс представляется только раз в жизни. К черту страх! К черту интербез! Если он сумеет разобраться с трофеем пришельцев, Нобелевская у него в кармане. Он уже по горло сыт теоретическими разработками и неудачными экспериментами. Сколько можно спорить о вкусе устриц, не пробуя их! Антон нашел среди хлама, разбросанного в лабораторном помещении, ящик с ручкой, где хранился какой-то старый прибор. Он вытряхнул прибор и положил на место него винтовку.

— Быстрее! — требовала девушка.

Несмотря на вспышку энтузиазма, Антона злило, что им распоряжаются как марионеткой. Он не выдержал и закричал:

— Ответьте кто вы, черт побери! И зачем это все нужно?

— Не задавайте глупых вопросов. Немедленно покиньте помещение! Через минуту здесь все взорвется!

— Черт вас возьми! — крикнул Антон и побежал к ближайшему выходу.

Бежать в темноте было нелегко. Он то и дело спотыкался о вещи, разбросанные на полу, и куски обвалившейся штукатурки, но, не взирая на препятствия, успел-таки спуститься вниз. Запыхавшийся Антон выскочил из подъезда и увидел, что к зданию подлетает спасательный аэрокар. Введенский сразу же понял, о чем предупреждала девица. Вместо того чтобы сбавить скорость и снизится, аэрокар на полном ходу летел вперед, словно там не было никакой преграды. Не долго думая, Антон бросился в ближайший сугроб. В тот же миг аэрокар врезался в дом и, протаранив стену, взорвался. Огненный смерч взвился над лабораторией. Сверху полетели кирпичи и куски цемента.

— Быстрее уходите отсюда, здесь все еще опасно! — не унималась девушка.


Антон по-прежнему держал в левой руке записную книжку. Правая нащупала лежащий рядом ящик.

— Куда бежать? — прохрипел он, вылезая из сугроба.

— В сторону города! Быстрее, черт возьми! — несмотря на эмоциональный всплеск, на лице девушки не дернулся ни один мускул.

— С винтовкой?!

— Нет, ее нужно спрятать, но не здесь. Я скажу где. Идите быстрее.

— Между прочим, мне уже не двадцать, — заметил он, но все-таки побежал прочь от горящего здания.


Господи, что я делаю!? Меня же поймают, меня… и отправят в изоляцию, как пособника чужих! В общем, они придумают за что! — вопили последние остатки разума.

Услышав шум за своей спиной, Антон испуганно обернулся и увидел, как из-за ближайшего пригорка возник армейский джип.

Все, это конец! — пронеслось в голове Антона. Однако он не остановился, продолжая упрямо бежать вперед, скорее по инерции, чем по желанию. Вскоре джип догнал Введенского.

— Эй, мужик! Ты что свихнулся! Бросай свой чемодан и прыгай в машину! — услышал он.

Антон повернулся. Джип сбавил скорость, и ехал наравне с ним. На краю машины, держась за поручни, стоял солдат.

— Мужик, залезай в машину, блин! — прокричал солдат. — Я понимаю, ты не в себе, но не настолько же! — он потянулся, чтобы схватить Введенского.

Антон в страхе отдернул руку и, потеряв равновесие, повалился в заросли кустарника. Подняться от так и не сумел. Неожиданно снег стал оседать под тяжестью тела и лавиной устремился вниз, увлекая за собой Антона. И он кувырком скатился на дно оврага.

Джип остановился, затем Антон услышал, как захрустел снег под армейскими ботинками.

— Совсем шизанулся чел! — крикнул солдат. — Придется лезть за этим психом!

Мысли кружились вместе с головой.

Надо спрятать ящик! Надо спрятать ящик! Если меня обнаружат вместе с винтовкой, они решат, что я предатель! — твердил до смерти напуганный обыватель внутри Антона.

Какого черта, надо просто отдать винтовку военным! С чего ты взял, что они арестуют тебя! Ты же сделал полезное дело — спас трофей! Слава тебе Антон Введенский! — оппонировал ему законопослушный гражданин.

Но внутренние противоречия разрешил оглушительный взрыв, разорвавший джип на куски. Порванные части корпуса как в замедленном кино разлетались по сторонам и словно бритвы срезали ветки деревьев. Упрямый солдат, пытавшийся достать Антона, свалился вниз, неестественно раскинув конечности. Сверху посыпались осколки металла и комья снега, завалившие Введенского.

Освободившись из снежного плена, он поковылял по дну оврага. Антон прошел еще метров триста, прежде чем звон в ушах прекратился, сменившись гулом реактивных двигателей. Он задрал голову и увидел, как над деревьями пронесся большой диск. Вслед за ним устремились несколько истребителей. Потом небо залилось огнем.

Как только канонада взрывов стихла, Антон остановился и полез за терминалом. К ужасу он обнаружил, что карман был пуст! Он посеял записную книжку, когда падал на дно оврага.

Может быть, попробовать вернуться назад? Нет, это глупо. В та-кой темноте бесполезно искать. Но идти в город с винтовкой тоже опасно. Скорее всего меня задержат и отберут трофей.

Только теперь, лишившись связи с таинственной незнакомкой, он словно опомнился от наваждения. Какой глупостью было с его стороны ввязываться в эту авантюру и верить первому встречному! С другой стороны, не вмешайся та дамочка, он был бы уже мертв!

Господи, ну почему все так запутано? Кому верить? — взмолился Введенский.

Он топтался на месте, пока не решил, что лучшим выходом будет закопать винтовку прямо здесь. Антон опустился на колени и стал зарывать ящик в сугроб под большой сосной.

Главное, не забыть это место, думал он, работая замерзшими руками. Закончив, он постарался запомнить все мало-мальски заметные приметы, по которым можно будет обнаружить ящик с винтовкой пришельцев. А затем побрел вперед к огням города, опасливо оглядываясь назад.

Отделение лейтенанта Ривену вошло в здание и перекрыло все выходы. Затем солдаты осторожно подкрались и окружили чужака. И вот лейтенант стоял в той самой комнате, где, судя по результатам сканирования, находился пришелец.

— Какого черта! «Омега 0», прошу новых данных! Где чужие?!

Как бы в ответ на его вопрос изображение карты подернулось и тут же заполнилось новыми данными.

— «Омега 16-А», приносим свои извинения, с вами не было связи. Сбой в сети, — сообщил координатор. — Цели находятся южнее. Двое приближаются к озеру.

— Бестолочи! — разозлено бросил Ревену. — Идем к озеру, ребята.


Хотя бы не врали про «сбой в сети». Даже курсанты знают, что никакие «сбои» тут ни при чем. Это ни что иное, как воздействие пришельцев, проникших в командную сеть.

Десять солдат во главе с Ривену покинули институтское общежитие и двинулись к озеру. Но пришельцы исчезли из поля зрения радаров, прежде чем солдаты приблизились к ним хотя бы на расстояние выстрела.

Сержант остановил отделение.

— «Омега 0», мы потеряли цели!

— Лейтенант, продолжайте движение к озеру. Там замечена аномалия.

— Слышали? Идем дальше, — обратился Ривену к солдатам.

— Что еще за аномалия? — спросил кто-то из солдат.

— А черт ее знает! Там и выясним, — на ходу бросил Ривену и побежал вперед.


Вскоре отделение достигло озера. Солдаты рассредоточились вдоль берега около лодочной станции, не заметив при этом ничего необычного. Если не считать воя милицейских сирен, доносившихся с юга из района многоэтажек, то здесь была тихая и безмятежная зимняя ночь. Скованное льдом озеро мирно спало в ожидании нового купального сезона, когда сотни отдыхающих заполнят своими загорелыми телами песчаные берега.

— «Омега 0», что мы должны обнаружить? «Омега 0», ответь

те! — запросил Ривену. Стратеги молчали.

— Опять накололи! — не сдержался один из подчиненных.

— Похоже на то, — согласился Ривену.


Лейтенант не знал, что делать. Пригнувшись к земле, он осматривал окрестности озера, пытаясь найти «сам-не-зная-что». Наконец, его взгляд остановился на маленьком участке звездного неба, видного сквозь разрыв в облаках. Вначале он даже не понял, что заставило его остановить взгляд именно там. И только присмотревшись внимательнее, он понял, — звезды как будто плыли в тепловом мареве. Лейтенант глянул на противоположный берег сквозь прибор ночного видения. Ситуация повторилась со всем, что он видел, будь то деревья на берегу или далекие силуэты домов. Все плыло, будто в тот злополучный день, когда Лион перебрал водки, безуспешно пытаясь перепить Воронина. Но стоило ему перевести прицел на несколько метров в сторону, как эффект сразу же пропадал. Определив размеры «теплового поля», Лион направил винтовку в центр озера на уровне пяти метром над поверхностью.

Луч, вырвавшийся из винтовки, оборвался в центре озера, словно ему мешала какая-то невидимая преграда.

— Огонь! — прокричал лейтенант. — «Омега ноль», над озером корабль! Чужак в режиме невидимки!

Но не успели солдаты выстрелить, как из «теплового марева» словно во сне выплыла сорокаметровая «тарелка». Радары мгновенно засекли корабль чужаков, и тем не оставалось ничего, кроме как спасться бегством. Сеть ожила. Наушники чуть не разорвались от вопля координатора:

— Всем в зоне обнаружения ОБЪЕКТА! Немедленно найдите укрытие!

— Бежим! — Лион бросился прочь от озера, заполнив эфир командной сети самыми скверными испано-язычными ругательствами.


Но убежать они не успели. Дюжина самолетов опрокинула всю огневую мощь на корабль пришельцев. Небо над ними превратилось в огонь, и отделение Ривену повалило на землю взрывной волной. Казалось, полыхает сам воздух. Сосны и лиственницы вокруг озера сгорели, словно спички, и повалились на солдат…

Антон, наконец, выбрался на дорогу, ведущую к метро. Большой жилой массив был совсем близко. Шестнадцатиэтажные дома манили светом окон и безопасностью.

Вынув ногу из глубокого сугроба, Введенский шагнул на твердую поверхность дороги.

— Стойте, не двигайтесь! — вдруг услышал Антон и испугано замер.

Со стороны двух машин, стоявших на обочине напротив него, зажегся фонарик. Яркий свет ослепил Антона. Он зажмурился и отвернулся от луча. В течение нескольких секунд его рассматривали, затем фонарик погас.

— Не бойтесь, это свои. Патруль ВКС, — сказал кто-то, и из-за

машин появилась фигура солдата. К нему подбежала молоденькая девушка-курсант.

— С вами все в порядке? — спросила она, оглядывая Введенского. — Ранения есть?

— Если только сердечные, — ответил Антон. Девушка усмехнулась. — Так уж сразу…

— Я не об этом. Вы меня до смерти напугали.

— Простите, таковы правила, — в ее голосе слышалось разочарование. Бедняжка, вероятно, подумала, что Антон уже начал заигрывать со «своей спасительницей». Но ему было не до заигрываний, тем более, он даже не мог различить черт ее лица.

— Вы можете идти?

— Я же дошел до вас?!

— В таком случае следуйте за мной. Это недалеко.

— Зачем? — Антон непроизвольно отстранился от девушки.

— Успокойтесь, это всего лишь медосмотр. Вас осмотрят в мобильной лаборатории, а затем доставят в центр города.


Черт, это, наверняка, Интербез! Они расколют меня в два счета! — Антон вспотел от нахлынувшего страха. — Надо бежать, — решил он. — Но если я побегу, они убьют меня, приняв за агента чужих! — он совсем запутался в своих мыслях.

— Идемте же! — девушка дернула за руку Антона, застывшего на месте.

Иного выхода не оставалось, и ему пришлось идти за солдатом.

Узкая тропинка тянулась между густыми зарослями кустарника и высоким деревянным забором. Введенский чувствовал, что бежать надо сейчас. Потом будет поздно. Но что даст ему побег? Номер ай-ди уже засекли. Даже если он скроется от военных и милиции, его найдут потом.

Антон понял, что очутился в западне.

Девушка привела его к площадке, очищенной от снега, где стояли несколько машин: три милицейские «волги», микроавтобус, две кареты скорой помощи и белый фургон с надписью «МОБИЛЬНАЯ ЛАБОРАТОРИЯ».

От туда меня выведут уже в наручниках, обречено подумал Антон. Из-за фургона вышли двое солдат и направились к ним. Когда они подошли ближе, девушка отрапортовала:

— Вот еще один пострадавший.

— Пройдемте с нами. Не бойтесь, это не займет много времени.


Вас осмотрят и отпустят, — сказал старший по званию. Антон обернулся назад. Девушка уже скрылась в темноте.

— Идемте, — солдат дотронулся до его плеча.

— Хорошо, — Введенский покорно пошел вместе со своим конвоем.

Солдаты проводили его до фургона и открыли дверь, пропустив Антона вперед. Внутри фургон напоминал поликлинику в миниатюре. Здесь даже пахло медикаментами. Его встретил высокий плотный мужчина в белом халате, вовсе не походивший на врача. Воображение нарисовало страшную картину: мужчина закатывает рукава белоснежного халата, чтобы не запачкать их кровью, и вынимает из кармана пассатижи, которыми собирается выдергивать зуб без наркоза или вставить иголку под ноготь…

Антон ощутил почти животный ужас. Невероятные усилия понадобились ему, чтобы не выдать волнение и сохранить внешнее спокойствие.

Мужчина молча помог ему снять пальто и проводил в соседнее помещение, где был установлен сканер. Медсестра, сидевшая там, попросила его лечь на кушетку и не двигаться. Рубиновая пластина сканера два раза проплыла над Введенским и вернулась в исходное положение.

— Сканирование завершено. Серьезных повреждений нет, за исключением ушибов, — сообщила медсестра. — А теперь расслабьтесь, я возьму у вас из руки анализ крови, — она подошла к кушетке и уколола Введенского в палец подобием пистолета. Он ойкнул.

— Это все? — спросил он, приложив к пальцу ватку со спиртом, поданную медсестрой.

— Нет, вам еще зададут некоторые вопросы, — в помещение вновь зашел мужчина, встретивший его при входе. — Простите, что мы над вами издеваемся, но это необходимо для вашей же пользы.

— Я понимаю.

— Вот и отлично, — мужчина указал на следующую дверь.


Сейчас-то все и раскроется. Они раскусят меня на детекторе лжи! Сто процентов, что найдется какая-нибудь статья «за укрывательство трофеев».

Страх буквально парализовал Антона. Ноги отказывались повиноваться, и он как вкопанный замер на месте. Ситуация была до предела абсурдной! Вместо того, чтобы оказать помощь, пострадавшего сразу же тащат на допрос, словно он не попал под огонь пришельцев в двадцать первом веке, а вышел из немецкого окружения в 1941-ом и сразу же очутился в цепких лапах СМЕРШа.

Медсестра обратила внимание на заминку Антона.

— Что-нибудь не так? Вам плохо?

— Нет… нет, просто здесь тепло, а на улице слишком холодно и


все эти взрывы. Никак не могу прийти в себя, — нашелся Введенский. Медсестра улыбнулась.

— Понимаю, не бойтесь. Вам только зададут пару вопросов и сразу отпустят.

— Да-да…

За следующей дверью его ждал еще один мужчина в белом халате, немногим отличавшийся от первого. Он сидел за столом и задумчиво смотрел на стену, как будто там было написано что-то интересное.

— Присаживайтесь, — предложил он, указывая на стул .Антон сел. А где же детекторы лжи? Или они будут считывать информацию

напрямую с ай-ди. Это же запрещено… Но только не для них! Антон вспомнил, с кем имеет дело. Мужчина, казалось, посмотрел куда-то под стол.

Наверняка там установлен скрытый монитор, где сейчас скачут кривые моих сердечных ритмов, догадался Введенский и сжал кулак, впившись ногтями в ладонь так, что стало больно.

Мужчина изучающим взглядом посмотрел на него.

— Скажите, вы видели что-нибудь необычное, — спросил он. Антон замешкался.

— А разве нападение пришельцев — это не что-нибудь необычное?

— Отвечайте. Только «да» или «нет».

— Нет, — ответил Антон. Господи, я же вру. Показания айдишника выдадут меня!

— Вы видели пришельцев?

— Нет.

— Вам встречались какие-либо странные предметы?

— Нет.


Сердце, казалось, вот-вот выпрыгнет из груди. Неужели, он до сих пор ничего не обнаружил?

— Спасибо за сотрудничество. Вас проводят. И еще раз, извините, — монотонным голосом сказал мужчина и вновь стал смотреть в стену, забыв о существовании Введенского.

— Это все? — удивленно спросил он

— Да. Идите.


Антон встал со стула и вышел из комнаты, все еще не веря, что ему удалось обмануть интербез. Его встретил первый мужчина и проводил Антона к выходу.

— Солдаты отведут вас к микроавтобусу, который доставит вас в центр города в Первый Медицинский Госпиталь. Там вы получите необходимую помощь, если нуждаетесь.

— Но я здоров.

— В таком случае можете уехать оттуда домой. Если понадобиться, вас вызовут на дополнительное обследование. Дверь фургона захлопнулась за Антоном. Ну, надо же, я их обманул! Фантастика какая-то!

— Мужик, иди к автобусу. Там люди ждут, — сказал солдат все еще стоявший около фургона. Не оборачиваясь, Введенский побежал к микроавтобусу. Радость наполняла его.

Как только Антон захлопнул за собой дверь, микроавтобус тронулся с места. Введенский оглядел салон. Кроме него и водителя внутри были еще трое: бабуля, в прострации трясшая головой, молодая женщина, которая тихо плакала на заднем сидении и мужчина средних лет в больших очках. Антону показалось, что он видел его в институте.

— Вы оттуда? — спросил мужчина, поправляя очки.

— Да, — выдохнув, ответил Антон.

— Как там?

— Корпуса разрушены, ужасно…


— Теперь нас точно закроют. Это все из-за Капылевича младшего, — сказал мужчина и закрыл глаза, откинувшись назад.

Тем временем микроавтобус проехал милицейские кордоны и приближался к станции метро. Воздушную тревогу уже отменили, и зеваки вышли из подземки, заполнив площадь около станции. Носились туда-сюда вездесущие тележурналисты. После восемнадцати лет «странной войны» люди уже привыкли, что пришельцы два-три раза в год совершают налет на Землю, и зачастую неадекватно воспринимали ситуацию. Если для Антона пришельцы были предметом изучения, а для военных работой, то для всех остальных они являлись шоу, как бы это странно ни звучало.


© 2015 Система "Реальные люди"
Рейтинг@Mail.ru
Наверх ↑