в начало |  люди |  сайты |  помощь  

Блог » АнтиАмериканская мечта (фантастический мегабукмикс)

Александр Рулёв, 13-Фев-2011 00:44, 3982/0

Глава пятая

Совещание назначили на 7 утра. Проклиная начальство, Марина встала ни свет ни заря и приехала в офис полседьмого. Потом еще пятнадцать минут добиралась по подземным переходам и секретной ветке метро до центрального штаба, который находился глубоко под землей. Пройдя все уровни безопасности, Марина очутилась в уют-ном помещении с молочно-белыми стенами. Здесь она была впервые. Все прошлые совещания такого рода проходили в большом зале двумя уровнями выше. Но то были общие форумы с докладами о проделанной работе, на которых присутствовало порядка полусотни человек. Сейчас же в помещении находилось всего двенадцать приглашенных. Все сидели в креслах, расставленных полукругом и в ожидании смотрели на демонстрационный монитор, висевший на противоположной стене. Слева от монитора стояли еще два кресла, где, вольготно развалившись, сидели Майкл Хилл и сам директор управления, нервно постукивающий пальцами по подлокотникам.

Не означает ли это, что мне оказано особое доверие? — подумалось Марине.

Она нашла свободное кресло и села в него. По соседству оказался Паша Сочнев. Собственно говоря, он был единственно знакомым из всех присутствующих (не считая начальства конечно). Остальные были типичными вояками из контрразведки, которых Марина видела впервые.

— Паша, а как же отпуск? — удивилась Черная.

— Простили до лучших времен, — с сожалением ответил Сочнев. — Вот, запрягли… — увидев, что директор встал с кресла, Паша умолк.

Директор посмотрел на часы и породистым баритоном сказал:

— Поскольку все сотрудники в сборе, начнем раньше.

Все личные разговоры притихли. Взоры присутствующих были обращены на директора.

— Вы уже осведомлены о вчерашнем нападении. Поэтому начнем сразу с дела.

Наверняка, это касается ВНИИВПа. Вчера пришельцы уделили чрезмерное внимание корпусам института. Но причем здесь этот отморозок — Хилл?!…

Боже мой! Марину вдруг озарила догадка. Они хотят связать вчерашнее нападение с Капылевичем-младшим! Теперь все понятно. В таком случае Присутствие Майкла Хилла, Паши Сочнева и Марины само собой разумеется.

— Руководителем следственной группы назначен спецагент Майкл Хилл. Передаю ему слово. Он введет вас в курс дела, — директор сел обратно и вновь стал постукивать пальцами по подлокотнику.

— Мы полагаем… — начал Хилл, еще не встав с кресла, — что вчерашнее нападение на Санкт-Петербург и попытка взлома военной Сети — это звенья одной цепи. Есть основания полагать, что некоторые работники ВНИИВПа замешаны в этом. Вероятно, некоторые из них находятся под контролем чужих, — Хилл сделал паузу, чтобы взять в руки пульт.

На мониторе появились отрывки оперативной съемки, сделанной сразу же после отступления пришельцев. Показывали, в основ-ном, изуродованные корпуса института.

— Заговор, назревший на почве ВНИИВПа, был на грани провала. И пришельцы решились замести следы. Поэтому вчерашнее нападение не было случайностью.

Вновь зажегся свет. Монитор погас. Как они предсказуемы, размышляла Марина, слушая Хилла.

— Некоторые из вас уже практически начали работу. Другие получат инструкции лично. Вся необходимая информация, а так же инструкции будут отправлены на ваши терминалы. Напоминаю вам, что эта операция особо секретна. Знать об этом должны только лица здесь присутствующие, — он почему-то поглядел на Марину и Пашу. — Все, господа, расходитесь по рабочим местам. Как я уже сказал, каждый из вас получит инструкции лично.

О-ля-ля! — про себя сказал Марина. Все стали расходиться. Директор прошмыгнул в дверь первым и скрылся в коридоре, в сопровождении двух громил.

— Агент Черная, а вас я попрошу остаться, — вдруг сказал Хилл.


— Ладно, иди, — шепнула Марина Паше. — Я догоню.

Паша кивнул и исчез за дверью. В помещении остались только Черная и Хилл.

— Марина, вы должны понимать, какая ответственность возложена на вас. И я надеюсь, что вы будете максимально объективны.

Могу дать хороший совет. Сегодня в час дня в институте будет показательная лекция. Они пытаются привлечь к себе внимание. Вы бы могли начать прямо оттуда.

Как ей не нравился пронизывающий взгляд Хилла. Он словно подозревал ее во всех смертных грехах. Впрочем, Марина заметила, что американец смотрел так на всех.

— Да я так и сделаю, — согласилась Черная.

Пусть думает, что самый умный и мне никак не обойтись без его идиотских советов. Спорить с начальством, а тем более с таким, бесполезно, — рассудила она.

Орбитальная станция ЛЯМБДА, в просторечии «Бублик», лениво кружилась вокруг своей оси, создавая отдаленное подобие гравитации. Близился пятинедельный отпуск на Земле. Катерина уже предвкушала мамины блинчики с вареньем, катание на лыжах в Подмосковье и вечеринки у друзей. Хотя будут и неприятные моменты. Ей совсем не хотелось вновь слышать постоянное ворчание родителей, что ей уже тридцать второй год, что пора выходить замуж и родить ребенка. Катя уже не один раз пыталась завязать постоянные отношения. И каждый раз это заканчивалось провалом. В один «прекрасный момент» будущий муж ставил вопрос ребром: семья или космос. И Катерина выбирала второе. Несмотря на осточертевшую рутину, она в глубине души любила эту черную бесконечность, напичканную разноцветными огоньками звезд. Но этот же космос был причиной полной неразберихи в личных отношениях Яровой.

Ну, вот и все. Я собралась. Когда же поступит приказ?

Ярова томилась в ожидании уже несколько часов после стыковки с «бубликом». Она взяла свои вещи в камере хранения и заняла свободную каюту на нижнем ярусе. За это время Катерина уже ус-пела позвонить родителям, сообщив, что жива и здорова. К сожалению, удалось поговорить только с матерью. Отец уехал на какое-то срочное совещание.

Мучаясь от безделья, Катя просмотрела все русские каналы Сети, и не нашла там ничего интересного за исключением новостей о нападении чужих. Но в этом каналы повторяли другу друга, как близнецы-братья. Катя выключила надоевший термик, думая о том, что будь у нее корабль помощнее, то в Питере никто бы не пострадал.

Почему нас не отправили сразу? Экипаж крейсера, прибывшего после нас, улетел на первом же челноке. А мы все еще торчим на станции.

Катерина чувствовала, что эта задержка неслучайна.

Размышления прервал неожиданный звонок Чена. Он говорил с соседнего яруса из кафе.

— Командир, меня только что вызвали на допрос. Это контр

разведка, — возбужденно произнес он. Так вот в чем причина задержки!

— Ну, так иди, раз вызвали, — спокойно ответила Катя.

— Это все из-за того случая… Похоже, Чен был в легком подпитии. Пытался заглушить алкоголем боль от потери Сета.

— Чен, успокойся и иди на допрос. Нам нечего скрывать, — властно сказала Ярова.

— Понял, командир, — пробубнил Чен, прежде чем прервать связь.


Оставалось ждать. Она постаралась расслабиться и не о чем не думать, понимая, что ничего не может изменить, даже если очень захочет.

Катерину вызвали через сорок минут. На экране термика появилась некая серая личность и вежливо попросила ее явиться в отсек 371 на третьем ярусе.

Просторная комната была разделена на две половины длинным столом, за которым размещались трое человек. Двое из них: мужчина и женщина в военной форме, были типичными контрразведчиками, третий в штатском выглядел довольно странно. Он чем-то походил на знаменитого киноактера прошлого века, игравшего шпионов. Но Катя в первую очередь обратила внимание на глаза. В его взгляде присутствовало нечто отвратительное. Так мог смотреть маньяк-убийца.

— Садитесь, — сказала женщина.

Катерина опустилась в глубокое кресло, стоявшее напротив стола. Мерзкий тип неотрывно сверлил ее взглядом.

— Вам зададут некоторые вопросы. Пожалуйста, отвечайте на них по возможности односложно, — продолжила женщина, когда Катя села.

— Да, конечно, — сохраняя самообладание, ответила Ярова. Она старалась не смотреть на «маньяка», но по-прежнему чувствовала на себе его пристальный взгляд.

— Вы майор ВКС Катерина Викторовна Ярова?

— Да. Мужчина-контрразведчик посмотрел куда-то под стол. Они меня сканируют, догадалась Катя.

— Ваш крейсер участвовал в бою с двумя кораблями пришельцев?

— Да.

— Скажите, вы видели когда-нибудь сны про пришельцев?

Катя замешкалась.

— Может быть, один раз или два… не помню.

— Хорошо. Перед боем вы чувствовали себя нормально?

— Да как обычно.

— Когда исчезла связь с командной сетью?

— После сообщения об аномалии.

— А вы не обратили внимания на странный приказ «проверить аномалию»?

— Нет. Иногда нам выдают подобные задания.

— Что вам сказал главный координатор внешней обороны?

— Он спросил, кто отдал нам такой приказ, и почему мы ничего не сообщали о чужаках, затем дал указания следовать за прорвавшимся кораблем.

— А подробнее?

— Зачем вам? Вы же все знаете из записей?…

— Это уже не в вашей компетенции.


Женщина посмотрела на мерзкого типа. Тот утвердительно кивнул.

— Дорос закончен. Вы можете вернуться в свою каюту. Если будет необходимо, вас вызовут, — сказала женщина.

— А отпуск? Мне дадут отпуск? — вдруг сорвалась Катя.

— Обратитесь в техкому станции. Мы не занимаемся такими вопросами. Вы свободны! — Ответила женщина.


Да, они умеют испортить настроение, подумала Ярова, выходя из отсека.

Почему Капылевич принял ее, для Марины оставалось загадкой. Он имел полное право послать ее ко всем четям, но вместо этого согласился на разговор. Директор института был мрачен. Его бледное уставшее лицо не могло скрыть пережитой трагедии. Другой бы на его месте сдался, сраженный личным горем наповал. Но только не он. Капылевич держался изо всех сил. Кроме сына у него был ВНИИВП.

Марина сидела в его рабочем кабинете, обставленном по моде прошлого века. Здесь были два книжных шкафа, полностью закрывавших две стены. На подоконнике стояли кактусы, на стене рядом с окном висели модели космических кораблей.

Он заметил, что Марина остановила свой взгляд на моделях.

— Это Стасик сделал, — тяжело сказал Капылевич, сжимая в руке эспандер. Он сидел в высоком кресле на манер королевского трона за громоздким письменным столом, покрытым зеленым сукном. Его королевство вот-вот рухнет, подумалось Марине.

— Извините, Евгений Максимович, я не хотела…

— Не стоит извиняться. Вы не знали. Вы много чего не знали. Да и не знаете, — он глубоко вздохнул и отложил эспандер в сторону. — Работа — вот что меня спасает. Если бы не институт… Стас вел самостоятельную жизнь, мы виделись не часто, но… я думаю, вы понимаете, о чем я, — он посмотрел на модели кораблей и опустил взгляд на сукно.

Марина заметила, что с момента их последней встречи седых волос у него прибавилось. А ведь это было всего лишь два месяца назад. Черная консультировалась с ним по поводу развития новой научной тенденции. ВНИИВП и еще несколько питерских институтов входили в зону ее ответственности, как старшего аналитика ОНК — отдела научного контроля.

— Что вы еще хотите от меня, Марина Сергеевна? Ваши коллеги уже успели утомить меня своими вопросами.

— Только одно обстоятельство смущает меня. Это мозговой зонд. Капылевич поднял взгляд на Марину.

— Я думал, вы будете спрашивать про пистолет…

— Пистолетом пусть занимаются оперативники. Меня интересует зонд.

— Да… я дал Стасу зонд. Он упрашивал меня полтора года. Я дал… на свою голову. Он все равно пылился на складе, — Капыле-вич вновь взялся за эспандер. — Но здесь вы не подкопаетесь. Все законно. По документам я сам взял этот зонд. Имею право. У меня есть разрешение для проведения опытов в домашней лаборатории.

— Я вас не обвиняю. Просто нам было необходимо узнать, как он попал к вашему сыну, — Марина сделала паузу. — Допустим, что он взял у вас зонд без спроса. Меня волнует совсем другое: для каких целей он это сделал. Станислав говорил вам что-нибудь о своих делах?

— Да, он рассказывал, что хочет поэкспериментировать с мысленным управлением. Потом начал городить какую-то чушь насчет слияния человека и машины… Я думал, это очередное увлечение — побалуется и бросит… Помню, в четырнадцать он увлекся йогой и прочими восточными веяниями. А потом остыл… занялся вот этим… Кто же знал, что все так выйдет…

— Да, у него в квартире было много разных книг. В том числе таких. Может быть, он стал жертвой какой-нибудь секты? — предположила Черная.

— Это исключено. Стас был хоть и увлекающейся натурой, но при этом достаточно здравомыслящим, чтобы не ввязываться ни во что подобное.

— Если он такой здравомыслящий, то зачем ввязался в опасную игру с интербезом?! — заметила Марина.

Но Капылевич не ответил. Он вновь смотрел на модели кораб-лей, сделанные его сыном.

— Вот вы такая хорошая милая девушка. Почему вы с ними? Ведь вы же закончили Петербургский Университет. Я отлично знал ваших родителей, и думаю, они бы не одобрили ваш выбор. Что вас привело в эту ужасную контору?

— Евгений Максимович, вы уже спрашивали меня. Я хочу защитить человечество от Чужих. С моей точки зрения это возможно только в Интербезе.

— От каких «Чужих»? Вы смогли защитить моего сына от тех выродков, что его убили?! — резко сказал он.

— Его убили пришельцы.

— Вот в этом я с вами совершенно согласен. Это сделали пришельцы, которые верховодят в Интербезе и Земном Правительст-ве. Они уже давно среди нас. А война, это так… отвлекающий маневр. Им не нужна наша смерть. Им нужны наши тела, наши души. Они хотят превратить нас в Чужих. А вы не хотите этого понять, и идете у них на поводу, сея между нами раздор и недоверие… До чего мы дошли в своей подозрительности! Солдаты первым делом уже не помогают людям, а ведут их на допрос, чтобы проверить, не инопланетяне ли они! Мне это рассказал работник института, попавший во вчерашнюю заваруху…. Так что неудивительно, что вы убили моего сына. И даже не хотите отдать его тело для похорон!


Марина не стала спорить, потому что знала, что Капылевича не переубедить.

— Я не убивала Стаса.

— Не пытайтесь оправдаться. Вы тоже в крови, — на некоторое время он замолчал. Кабинет погрузился в тишину. — А теперь уйдите, пожалуйста. Я уже сказал все, что вы хотели узнать. У меня без того куча проблем. Нас могут в любой момент прикрыть. Эти кремлевские слабаки готовы сдать институт в любой момент. С тех пор как нефть и газ стали никому не нужны правительство по уши в долгах, и лебезит перед Нью-Йорком. Дело дрянь… Уходите, Марина, — Он встал с «трона» и подошел к кактусам, отвернувшись от Черной.

Марина разочарованно вышла в приемную. Когда она застегивала пальто, послышался сигнал вызова. Слабая трель раздавалась из кармана.

Она достала записную книжку и, открыв экран, увидела сообщение:

СРОЧНО ВЕРНИТЕСЬ В ОФИС. К ВАМ ПОСТУПИЛА ВАЖНАЯ ИНФОРМАЦИЯ.


© 2015 Система "Реальные люди"
Рейтинг@Mail.ru
Наверх ↑