в начало |  люди |  сайты |  помощь  

Блог » АнтиАмериканская мечта (фантастический мегабукмикс)

Александр Рулёв, 13-Фев-2011 00:43, 3767/0

Глава шестая

Лион Ривену лежал на больничной койке. Он только что проснулся и недовольно оглядывал свою палату.

— Моя комната куда лучше, — сказал лейтенант. Голые стены палаты отразили его слова эхом.

— Зато у тебя вид из окна хороший! — улыбнулся Воронин и показал на заснеженный лес. Верхушки елей напоминали отсюда заснеженные горные пики.

— Это все ваша красота…

— Красота она везде красота.

— Пожалуй, ты прав, — Лион оторвался от подушки и посмотрел на свою левую ногу, голень которой была заключена в аппарат Елизарова. — Но та сосна или ель была слишком тяжелой.

— Ты знаешь, я спросил у медсестры, если у тебя какие-нибудь шансы. Она сказала, что никаких…


Лион по началу посерьезнел, но потом когда до него дошло, засмеялся.

— Ты не в ее вкусе, — продолжил фразу Воронин.

— Держу пари, что ты в ее вкусе.

— Как ты догадался! Я уже записал ее личный номер. Ривену прекратил смеяться и сел на кровать.


— Алекс, дай мне костыли, — попросил он. — Пойдем на веранду, посмотрим на красоту, заодно и поговорим. Когда Лион тяжело встал, опершись на костыли, в палату как назло вошла медсестра.

— Я же специально привезла к вам кресло! — возмутилась она. — Вам еще нельзя ходить!

— Я не инвалид, сестричка!

— Я его поддержу, — Воронин широко улыбнулся.


— Ну ладно. Вам я верю, капитан, — медсестра улыбнулась в ответ и вышла.

— Ты и вправду взял у нее номер. Бабник, — констатировал Ли-он, неуверенно шагая здоровой ногой.

— Я не бабник, просто все женщины для меня это один большой идеал, — ответил Саша.


Через минуту-другую с помощью капитана Ривену доковылял до веранды. Залитая светом веранда была заполнена всевозможной растительностью: вдоль окон были расставлены кадушки с пальма-ми, в клумбах посередине помещения росли цветы. В двух больших аквариумах плавали диковинные рыбки. В клетке рядом с бильярдным столом чирикали волнистые попугайчики.

Воронин и Ривену нашли два кресла подальше от входа и устроились рядом с пальмой.

— За окном холод, а здесь почти как у меня дома, — заметил лейтенант, глядя на пальму.

— Так о чем ты хотел поговорить? — спросил Саша.

— Меня допрашивали, Алекс. Прямо здесь в госпитале, — тихо сказал Ривену.

— И конечно, приказали никому ни о чем не рассказывать… Меня тоже допрашивали, — почти шепотом ответил Саша.

Воронин мысленно перенесся на день назад, когда его допрашивала тройка контрразведчиков, один из которых показался ему странным. Он разительно отличался от остальных. Вместо формы на нем был черный костюм. Типичная англосаксонская внешность и манера поведения выдавали в нем представителя элиты западного общества, заправлявшей в Земном Правительстве и Интербезопасности. Смущали только отталкивающе ненормальные глаза контр-разведчика. Они словно не принадлежали своему хозяину, и вели абсолютно самостоятельную жизнь.

— Вы заметили, что приказ уничтожить чужого, когда вы были рядом с гражданским, отдал уже другой координатор? — спросил майор-контрразведчик.


— Нет. Во время боя на такое, как правило, не обращаешь внимания, — ответил Воронин.

Человек в черном продолжал разглядывать Сашу.

— Позже вы повторно сообщили, что обнаружили артефакт, —

это было скорее утверждение, чем вопрос.

— Да. Запись должна быть на командном пульте.

— Вас не удивило, что там ничего не знали о вашем первом сообщении?

— Поначалу да.

— А потом?

— Потом я вспомнил, что пришельцы иногда вмешиваются


в сеть… Контрразведчик переглянулся с черным пиджаком.

— А гражданский, которого вы спасли, мог видеть артефакт?

— Не знаю. Но думаю, что не успел. В эту часть дома врезался спасательный аэрокар.

— А почему вы бросили гражданского одного? Вопрос смутил Воронина.

— У меня не было выбора… солдаты передали, что в мою строну из соседнего корпуса движется чужак. Единственная возможность его перехватить — это блокировать переход между корпусами на уровне третьего этажа… Я занял позицию и стал ждать. Чужака все не было, а потом в здание врезался аэрокар…

— Ясно. Теперь мы постараемся составить фото-робот того человека. Пожалуйста, смотрите на экран и постарайтесь вспомнить его лицо.


— Хорошо, но я не понимаю зачем? Ведь он же мертв…

— Делайте, пожалуйста, что вас просят!


На противоположной стене появился экран, на котором быстро мелькали различные части лица: нос, глаза, рот и так далее. Минуты через две портрет был сформирован.

— Это тот человек?

— Да это он, — подтвердил Саша…


Он рассказал содержание допроса Ривену. Лейтенант какое-то время обдумывал слова Воронина, а затем пересказал, что контрразведчики спрашивали у него.

— И что ты обо всем этом думаешь? — спросил он у Воронина.

— Наверняка, у них что-то идет не так, и они пытаются скрыть правду от обычных солдат вроде нас.

— Похоже, так и есть.

Оба молча сидели еще несколько минут, обдумывая ситуацию, пока карманный терминал Воронина не издал квакающий звук. На связи был сам Стрельников. Техком базы выглядел озадаченным.

— Капитан, подойди ко мне, как только сможешь, — сказал он и отключился.

— К чему бы это? — спросил Ривену.

— Не знаю. Но, думаю, ничего страшного. Иначе он бы сказал


«подойди срочно». Воронин встал.

— Ну ладно, двину к нему.

— Не помогай, я останусь здесь, — Ривену отдал капитану честь.

— К пустой голове… — было начал Воронин.


— Ладно-ладно, иди! — Лион не дал ему договорить, оттолкнув от себя.

За обзорным иллюминатором в хороводе кружились Земля, Лу-на, Солнце и звезды. В кафе звучала современная биоритмическая мелодия, стилизованная под фанк семидесятых годов двадцатого века. Ритм как нельзя кстати подходил к движению планет и звезд за иллюминатором станции. Пьяный в стельку Чен без конца ставил на музыкальном автомате одну и ту же мелодию. Это был замкнутый круг.

Катерина с нескрываемой обидой глядела вслед улетавшему челноку. Следующий рейс намечался только через сутки. По какой-то непонятной причине отпуск дали всем, кроме нее и Чена Ли, вынудив их прозябать на ЛЯМБДЕ в ожидании неизвестно чего.

— Мэм, его не накажут? Он очень пьян, — сказал бармен по-английски.

— Мы в увольнении. Не бойтесь, ничего страшного не произойдет. Просто у него погиб друг.


— Понимаю, — бармен опустил глаза и стал усердно протирать

рюмку. Ярова подошла к Чену и попыталась оттащить его от стойки бара.

— Пойдем, Чен, тебе лучше поспать.

— Не хочу спать, я буду слушать музыку. Это любимая мелодия


Сета, — промямлил тот. Катя дала ему смачную пощечину.

— Я все понял, командир, — встрепенулся он и, качаясь из стороны в сторону, пошел к себе в каюту.

— Спасибо, мэм. Я думал, это никогда не кончится. Эта мелодия еще долгое время будет звенеть у меня в ушах. Катя усмехнулась.

— Вам что-нибудь налить?

— Водки, и неразбавленной, пожалуйста. Бармен налил рюмку и подал ее Катерине.

— Вы русская? — спросил он. Катерина выпила залпом рюмку и, тяжко вздохнув, спросила:

— А что, неразбавленную пьют только русские?


— Нет. Просто вы очень похожа на русскую… Неожиданный звонок «свыше» прервал их милую беседу. Руководство вызвало ее на ковер.

Катю встретил заместитель техкома полковник Альберт Дольский.

— Ну что, Катрин, заждались, наверное.

— Спрашиваете тоже. Мне уже достала эта неопределенность. Дольский с загадочным видом достал из стола какую-то бумагу.

— Писала? — он подал лист Яровой.


Это была бумажная копия заявления об отправке во внеземные колонии, где проходил передний край обороны землян. Практически это было прошение об отправке на фронт. Такие бумаги писали почти все, кроме поганых армейских бюрократов, которые хотели отсидеться в глубоком тылу.

— И что? — удивилась Катя.

— Рассмотрено положительно.


— Что?! — Катерина еще не верила в то, что сказал Дольский. — Как это?!

— Так. Тебе предлагается новая должность командира крейсера второго класса. Место базирования: планета Зеленый Океан. Самый крайний форпост. Устраивает?

— Конечно согласна! — Катерина ликовала. Это именно то, о чем она мечтала.

— Только есть одно условие. Отбыть нужно через 19 часов на первом же транспорте. В противном случае мы предложим должность другому. Кадры требуются срочно.


— А как же отпуск? — расстроилась Катя.

— Прямо на месте. От себя могу сказать, что Зеленый Океан — планета земного типа. Там можно находиться в любом месте без скафандра и даже без респиратора. Некоторые находят ее замечательной.

Катерина немного призадумалась, вспомнив про мамины блинчики и катание на лыжах, но все-таки решила лететь.

— Согласна!

— Отлично! Сейчас же оформляю перевод.

Ярова встала и пошла к выходу. Но у самой двери остановилась.


— Альберт, как думаешь, это наступление? Может быть, разведка нашла базу чужих?

— Черт их знает. Будем надеяться, — он вынул из стопки еще одну бумажку.


— Кстати, скажи Чену, когда протрезвеет, чтобы зашел…

Марина оставила «ладу» в подземном гараже центрального офиса и вскоре была в своем рабочем кабинете. Она быстро прочла полученные инструкции и перешла к видеоматериалам. Среди них были кадры боя, акцентированные на корпусах ВНИИВПа, а также сравнительный отчет об институте, сделанный самой Мариной восемь месяцев назад. Ее пронял смех.

— У этого Хилла определенно шарики за ролики заехали!

Пожалуй, единственной стоящей информацией была запись до-проса капитана мобильной пехоты, участвовавшего в бою. Сведения, полученные от него, касались главной части задания. Черная пересмотрела запись несколько раз.

В допросе участвовало трое: два контрразведчика и сам Хилл.

— Наш пострел везде поспел, — вырвалось у Марины, когда

она увидела американца. Спрашивал один из контрразведчиков:

— Позже вы повторно сообщили, что обнаружили артефакт.

— Да. Запись должна быть на командном пульте, — ответил капитан.

— Вас не удивило, что там ничего не знали? — продолжал контрразведчик.

— Поначалу да.

— А потом?


— Потом я вспомнил, что пришельцы иногда вмешиваются в сеть…

Контрразведчик переглянулся с Хиллом.

Как они его боятся, подумала Марина, акцентируя внимание на

контрразведчике. — А гражданский, которого вы спасли, мог видеть артефакт? — спросил допрашивающий офицер.

Интересно, какой артефакт они имели в виду?

— Не знаю. Но думаю, что не успел. В эту часть дома врезался спасательный аэрокар, — ответил капитан.

— Ясно. Теперь мы постараемся составить фото-робот того человека. Пожалуйста, смотрите на экран и постарайтесь вспомнить его лицо.

— Хорошо, но я не понимаю зачем? Ведь он же мертв…

— Делайте, пожалуйста, что вас просят!


На стене появился экран, на котором быстро мелькали различные части лица: нос, глаза, рот и так далее. Минуты через две портрет был сформирован.

Капитан на некоторое время задумался, а потом сказал:


— Да это он. На этом запись кончилась. Итак, Марина поняла, что от нее в первую очередь требовалось

выявить этого человека. А уже затем начать тотальную проверку всех подозрительных работников института. По предварительным данным гражданский, которого спас капитан, тоже являлся работником ВНИИВПа. Марина перебросила фото-робот в базу данных и задала сравнительный поиск по фотографиям сотрудников института.

По прошествии двух минут термик выдал данные:

Антон Петрович Введенский. Возраст 49 лет. Место работы: ВНИИВП. Профессор. Заведующий кафедрой Инопланетных Боевых Систем. Женат. Дети: дочка 18 лет. Подробнее?

— Да, — вслух сказала Марина.

— Данные о здоровье.


Какая информация вас интересует?

Отклонений нет, —

через некоторое время выдал компьютер. Так он жив! Значит, капитан ошибся.

— Номер ай-ди Введенского числится среди допрошенных первого декабря? Как же я пропустила его?! Наверняка, Введенский был замом предыдущего завкафедрой. И сменил его после моего отчета.

Наконец предположение подтвердилось. Введенского допрашивали.

— Покажи видеозапись допроса и результаты проверки на ложь.


Запись была сделана внутри стандартной мобильной лаборатории, используемой Интербезом…

— Скажите, вы видели что-нибудь необычное, — спросил оперативник Введенского. Допрашиваемый замешкался.

— А разве нападение пришельцев — это не что-нибудь необычное? — спросил он.

— Отвечайте. Только «да» или «нет», — напомнил оперативник. Введенский задумался.

— Нет, — вскоре ответил он.


Марина заметила, что он волновался. Впрочем, это еще ничего не значило. Так мог вести себя любой человек, попавший под огонь пришельцев.

— Вы видели пришельцев?

— Нет.

— Вам встречались какие-либо странные предметы?

— Нет.


Агент не обратил никакого внимания на нервозность Введенского, доверяя исключительно показаниям имплантанта.

— Спасибо за сотрудничество. Вас проводят. И еще раз, извините…

С одной стороны, все было в порядке, но с другой, Марина чувствовала какой-то подвох. Что-то не состыковывалось, словно не-видимый режиссер вырезал некоторые фрагменты из фильма. Например, почему Введенский ничего не сказал про свое спасение? Хотя это лишь ее домыслы. Но в любом случае надо будет допросить его, и желательно в неформальной обстановке.

Марина выключила терминал и, закрыв глаза, откинулась в кресле. Сегодня был тяжелый день. Как, впрочем, и вчера…

Шары, в беспорядке разбросанные по зеленому сукну, напоминали мне «боевые единицы». Каждый удар кием — приказ, отданный точно или нет, и в зависимости от этого шар попадает либо в лузу, либо ударяется о борт. Каждый забитый шар — убитый чужак. Соответственно чем больше забито шаров, тем меньше погибло людей. Может поэтому я боролся за каждый шарик, стараясь вкатить его в лузу раньше противника. И, вероятно, именно поэтому слыл одним из лучших игроков базы, хотя и пристрастился к бильярду сравнительно недавно. Сейчас моим противником был космолетчик Сергей Комов — игрок неплохой, но для него бильярд был всего лишь способом развеяться и не имел того глубинного смысла, как для меня. Поэтому Серега спокойно отнесся к счету три-два в мою пользу.

— Ты действительно парень не промах! — признал Комов. — Надо тебе играть на деньги, а не на выпивку. Озолотился бы.

— Деньги не важны, важна жизнь, — сказал я. Комов вынул последний шар из сетки.

— Даниил, это всего лишь шар! Я улыбнулся.

— Для кого как.

— В таком случае идем выпьем за жизнь. Я угощаю.


До стойки бара оставалось всего лишь два шага, когда меня заста-вил остановиться и поглядеть на часы неожиданный вызов.

— Тебе что? — спросил Комов.

— Извини, пока ничего. Вызывают, — развел руками я.


— Ладно, должок по-прежнему за мной, — крикнул вдогонку космолетчик.

Мне следовало явиться в сектор 2 комнату 2-12. В секторе 2 располагалось командование базы, рядовой персонал был здесь редким гостем. Я в одиночестве шел по пустому коридору, пока не остановился напротив двери под номером 2-12 и табличкой:

Заместитель командующего по кадрам Дж. Р. Ларсен.

К чему бы это? — задался вопросом я, наблюдая за тем, как автоматически открывается дверь.

Большой кабинет заканчивался аквариумом во всю стену. Главный кадровик сидел на фоне пестрых рыбок, лениво двигающих плавниками в зеленоватой воде.

— Старший лейтенант оперативно-стратегической службы Барабанов по вашему приказанию прибыл! — доложил я.

— Присаживайтесь, мистер Барабанов, — раздался хорошо поставленный голос кадровика. — И давайте обойдемся без формальностей. Если вы успели заметить, на двери не указано звание.

Я опустился в кресло рядом со столом Ларсена. Кадровик был в штатском и вообще мало напоминал армейского чиновника. Небогатое мимикой лицо, оценивающий взгляд и в то же время умение с первых слов расположить собеседника, — также выглядел вербовщик, перехвативший меня в Академии.

— Обращайтесь ко мне просто мистер Ларсен, — предложил кадровик. — Мы раньше не встречались. С вами беседовали мои подчиненные. Как вы думаете, почему я решил побеседовать с вами лично?

Я терялся в догадках. Вызов действительно стал для меня полной неожиданностью. Никаких явных причин, из-за которых я сейчас си-дел в кабинете Ларсена, вроде бы не было. Разве только первое задание? Но с тех пор прошло уже достаточно времени, и никто не высказывал критики в мой адрес.

— Вероятно, вы хотите сообщить, мне что-то важное, мистер Ларсен, — нашелся я.

— Это верно… Уже полгода как вы служите на базе. Мы наблюдали за вами и сделали вывод, что должность координатора для вас не предел, — Ларсен едва заметно улыбнулся. — Настало время, когда мы можем посвятить вас в некоторые тайны.

— Тайны?

— Ну скажем так, аспекты… При наборе персонала мы опирались не только на профессиональные качества, но и на умение держать язык за зубами. Вы наверняка успели заметить, что ваши сослуживцы редко говорят о работе.

Я кивнул. На базе существовало своего рода табу. Вне службы никто не спрашивал друг друга о должностных обязанностях. Разговоры, как правило, велись на отвлеченные темы.

— Разуется все, о чем мы сейчас говорим, должно остаться между нами. В нашей организации каждый знает ровно столько, сколько необходимо для работы.

— Я понимаю, мистер Ларсен.

— До сих пор вы полагали, что служите в секретном подразделении ВКС. На самом же деле «икс-проект» представляет собой самостоятельную организацию, совмещающую в себе функции армии, разведки и научно-производственного предприятия.

Слова Ларсена не стали для меня откровением. Несмотря на молчание сослуживцев, я догадался об этом пару месяцев назад.

— Открытая война с пришельцами идет восемнадцать лет, но реально она началась гораздо раньше, — он замолчал, словно ожидая пока я приду в себя от этой ошеломительной новости.

Но вместо того, чтобы широко раскрыть рот от удивления, я спросил:

— Это, вероятно, как-то связано с рухнувшей над США «летающей тарелкой»?

— Да, но не рухнувшей, а сбитой, — Ларсен не показал вида, что моя сообразительность удивила его, и спокойно продолжил дальше: — Это стало возможно только благодаря «проекту», возникшему за много лет до вышеупомянутого инцидента.


Кадровик повернул в мою сторону фотографию в рамке, стоявшую на столе.

— Это наш основатель Рудольф Сикорски.

На фотографии был изображен лысый старик лет восьмидесяти с фанатично горевшими глазами, неожиданно молодыми для человека такого солидного возраста.

— Именно Рудольф Сикорски сумел убедить Госдеп Соединенных Штатов создать новую систему обороны против вероятного нападения пришельцев. США призвали весь мир объединиться для решения этой задачи, однако откликнулись только страны Британского Содружества. Остальные по разным причинам посчитали программу излишеством. Наши аналитики предполагают, что без агентов чужаков тут не обошлось. Поэтому, когда гром грянул, США и Британия пострадали меньше всего от нападения пришельцев. И естественно, что центром Конфедерации стали именно Штаты. Но даже после возникновения Конфедерации дела на Земле обстоят далеко не самым лучшим образом.

Вам, мистер Барабанов, до сего дня была известна только вершина айсберга. На самом деле пришельцы никогда не собирались нас уничтожать. Очевидно, открытая война, начавшаяся восемнадцать лет назад, организована лишь за тем, чтобы замедлить темпы экспансии землян в дальний космос. Синеголовые уже давно вмешивались в человеческую историю и продолжают делать это до сих пор. Лишь появление «икс-проекта» нарушило их планы. Так что высказывания некоторых критиков в адрес Земного Правительства вполне справедливы. Именно поэтому мы вынуждены существовать как закрытая автономная структура. Впрочем, мы не действуем в полном отрыве от Конфедерации. Иногда мы действуем сообща с армией, если конечно они не идут вразрез с условиями безопасности «проекта». Порой нам приходится отдавать приказы напрямую младшему составу, минуя командование ВКС, в числе которого могут быть шпионы синеголовых.

В общем, мистер Барабанов, вы попали в организацию, которая является последним оплотом в борьбе с чужаками. А теперь я жду ваших вопросов.

И все-таки Ларсен сумел удивить меня. Некоторые факты были в новинку. Поначалу во мне даже взыграл юношеский максимализм. Меня поразило, что, зная правду, руководство «проекта» скрывает ее от всего остального мира. Но, проанализировав ситуацию, я понял, что обнародование истинного положения дел вызовет панику и, веро-ятно, массовые беспорядки. А это лишь на руку чужакам. Так что икс-проект был заложником собственных знаний.

— Сэр, вы упомянули о «синеголовых». Очевидно, речь идет о гуманоидах, встреченных нами во время выполнения операции? — немного подумав, спросил я.

— Да, так мы называем расу инопланетян, которые, по всей видимости, являются «хозяевами». У нас нет возможности засечь их сигналы, так как они используют неизвестные нам способы связи. Однако косвенные данные позволяют нам составить общую картину…

Хозяева, то есть синеголовые, подчинили другие расы и используют их как рабочую силу в зависимости от способностей. Следующей жертвой должны стать мы — земляне.

— Мне кажется, синеголовые очень осторожная и медлительная раса. В противном случае они давно превратили бы нас в рабов, — произнес я, когда Ларсен замолчал.

Кадровик утвердительно покачал головой.

— Хорошее замечание. Но не стоит недооценивать противника. У них все просчитано на много лет вперед. Единственный прокол — это то, что мы сумели заполучить гипердвигатель…

Важно понимать, что мы имеем дело не с людьми, а с совершено иным видом существ. Их логика и мотивации совершенно отличны от наших. Но как бы то ни было, мы должны остановить их. Зло должно быть уничтожено! Операция, успешно проведенная вами, была лишь частью грандиозного плана.

— Боюсь, мистер Ларсен, я показал себя не с лучшей стороны. Больше половины десантников погибло…

— Не вините себя. Солдаты знали, на что шли. Но их жертвы не были напрасны, потому что сведения, которые мы получили в результате операции, бесценны. Вы отлично поработали…

Меня буквально распирало от гордости. Еще несколько минут назад я терялся в догадках, в глубине души опасаясь, что меня ждет не-лицеприятный разговор с начальством. И вдруг меня возносят чуть ли не до небес!

— Недавно мы установили местонахождение базы, с которой пришельцы совершают набеги на Землю, — продолжил Ларсен. — И планируем ликвидировать ее. Однако мы не можем рисковать сила-ми проекта. Поэтому придется использовать армейские подразделения. Для того чтобы избежать предательства, мы подсунем синеголовым фальшивку, — пусть думают, что концентрация войск ВКС — отвлекающий маневр, а главный удар нанесет флот «икс-проекта». Это вынудит пришельцев атаковать одну из наших баз, в то время как армия нападет на их базу.

— Замечательный план, сэр.

— Вы еще успеете оценить его. Завтра вы переводитесь в центр управления, и будете принимать непосредственное участие в операции.

— Спасибо за оказанную честь, мистер Ларсен! — обрадовался я.

— Благодарите не меня, капитан, а свой ясный ум.

— Простите, сэр, вы сказали «капитан» или я ослышался?

— Нет, не ослышались, с этого момента вам присваивается очередное звание.


© 2015 Система "Реальные люди"
Рейтинг@Mail.ru
Наверх ↑